Солдаты

…Солдаты!!! Вы пришли сюда умирать!.. Перед нами Враг!.. Никто не уйдет отсюда живым!.. Но Вы должны помнить... Так покажем как... 

Солнечный июльский день. В мозгу бьется пламенная речь командира, срывающаяся на истеричный крик. Группа людей углубляется в лес. Их нельзя принять за грибников. Плотная камуфляжная униформа, каски, оружие в руках не оставляют сомнений. Это Война! Никто не уйдет отсюда живым... Но безумная надежда есть. Иначе зачем? Кто-то сурово молчит, кто-то слишком развязно балагурит, женщины напрасно пытаются скрыть страх. Никто не уйдет отсюда живым... Но все сомнения уже позади. Перед нами Враг!.. Вечные инстинкты делают свое дело. За нами семья, племя, народ... Услужливый адреналин... Нервы на пределе... Цель жизни проста. Увидеть кровь Врага, умереть и обессмертить свое имя в веках... 
Меня убили на первых секундах боя. Я даже не успел оглядеться. Шальная пуля влетела в узкое отверстие амбразуры. Быстро, некрасиво, без всякой героики. Взяли и убили. Понурив голову я уходил за тонкую грань, отделяющую живых от павших, а позади меня затихала скоротечная битва. И мои боевые товарищи, еще минуту назад жаждавшие победы, шли вслед за мной. 
Веселый инструктор жизнерадостно объясняет, как пользоваться маркерами, гранатами и дымовыми шашками. Мы все новички, поэтому внимаем с почтением, особо интересуясь вопросами безопасности. Естественно все абсолютно безопасно при условии, что не будем снимать защитную маску, держать в руках гранату более 5 секунд и кидаться в противника тяжеленными «дымовухами». После таких заверений настойчивые советы взять за дополнительную плату бронежилет выглядят странными. Все мужчины гордо от них отказываются. Тогда инструктор воззвал к прекрасной половине человечества, сказав, что им, в силу «физиологических особенностей», бронежилет просто необходим. «Чтобы сиськи не отвалились» предположил кто-то из наших безкультурных противников. Все-таки они заслуживают смерти. Сразу возник вопрос о бронежилетах, учитывающих «физиологические особенности» мужчин. Увы. Видимо организаторы считают, что и так ничего не отвалится. 
Война закончилась. Началась игра. Врага нет - есть соперник и его не надо убивать, достаточно просто попасть шариком с краской. Боевой запал прошел, уступив место спортивному азарту. Пригнувшись и беспорядочно стреляя в сторону соперников бегу к ближайшему укрытию. Уф! Пока цел. Выглянул поверх заграждения из досок, напротив меня за таким же заграждением высунулась голова противника. Припадаю на колено, выглядываю с правой стороны и неприцельным огнем заставляю противника спрятаться, тут же перекидываю маркер в левую руку, падаю на бок и выглядываю с левой стороны у самой земли. Прицеливаюсь поверх заграждения, где сидит клиент, секунду спустя, появляется его голова. Плавно нажимаю на спусковой крючок. Есть!!! Точно в лоб! Удовольствие неописуемое. Классика! Все-таки не зря учил теорию в Интернете. 
Инструктаж завершен. Разбредаемся в ожидании начала игры. На земле валяется много шариков для маркера. Подбираем, осматриваем, ощупываем – плотные. Пытаемся разбить о дощатую стену – отскакивают. Прикидываем, с какой скоростью они должны попасть в наши мягкие тела, чтобы разбиться. Осматриваем синяки единственного из компании, который уже играл и не так давно. Многие потянулись обратно к инструктору за бронежилетами. Я тоже. В конце – концов, 50 рублей не деньги. Еще раз, так, на всякий случай, интересуюсь бронежилетами, учитывающими физиологические особенности мужчин. Таких нет. Становится неуютно. 
Три довольно сильные удара в спину. Достали! Как всегда, в самый интересный момент. Откуда-то из подсознания всплывает диалог: 
- Тадыжь – ты убит! 
- А я, как будто из последних сил! Тадыжь – тадыжь! 
Довод на «отмазку не канает». Даже прикинуться раненым не получится. Правила жестоки, как моделируемый процесс. Пятна краски на лбу, караются так же, как и пятна краски на маркере. И не подползет к тебе медсестра перевязать раны и нельзя отбиваться, истекая кровью. Приходится поднимать вверх оружие, кричать «Аут» и покидать поле битвы. В зрительской зоне, как у Терминатора, происходит процесс регенерации. Отматываю от рулончика добрый кусок туалетной бумаги и ищу пораженные места. Б… лин! Ни один из трех шариков не разбился! Мне бы еще воевать и воевать, кладя живот за веру, царя и отечество, а я «убился» по доброй воле и неопытности. Но правила жестоки… Как моделируемый процесс… Самоубийство необратимо. Назад нельзя…
Жизнерадостный инструктор последний раз напомнил: вне игры стволы вниз, маркер на предохранителе, в игре маски на лица – строго, ослушание карается отслоением сетчатки. Наконец-то раздали маркеры и маски. Вид у всех сразу стал очень устрашающий. В специальной зоне под названием «тир» пробуем стрелять по подвешенным пластиковым бутылкам. Девушки выясняют у приосанившихся мужчин, как надо целится. Мужчины покровительственно объясняют тонкости снайперского искусства, по ходу дела промахиваясь в щит размером полтора на полтора метра, гневно осматривают стволы с припаянными намертво мушками, и что-то бормочут про «пристрелять», «гладкоствольный» и «прицельную дальность». Тем не менее, минут через пять, многие стали попадать не только в щит, но даже в бутылки. То ли в стволах появилась нарезка, то ли повысилась прицельная дальность, других объяснений я не вижу. 
«Господь создал людей, а полковник Кольт сделал их равными». Царь-гора. Ее удерживает противник. Наша задача – водрузить знамя, любой ценой. И все уже давно поняли, что Шварцнегер не может быть супергероем. Он слишком большая мишень и слишком необдуманно высовывается. А вот маленькая хрупкая девушка Таня – супергерой. Третью игру подряд она остается последней выжившей в нашей команде. Даже противник отдает ей воинские почести. Вот и сейчас мы все уже здесь, а она все еще там. В лесу то замолкает, то вновь разгорается стрельба. Таня атакует. Их трое. Силы неравны и мы каждый раз горестно вздыхаем, когда стрельба прекращается, и каждый раз удивленно восклицаем, когда возобновляется. И вот из леса появляется Таня… У нее кончились патроны… Эта игра равных возможностей, как та страна, которую уравнял мистер Кольт. 
Завтра. Кофе. Диван. Ужасно болят все мышцы, о которых знал, и еще сильнее те, о существовании которых даже не догадывался. В телевизоре снова бежит Шварцнегер, укладывая по пути бесчисленное множество врагов. В автомате у него тысячи патронов. Бесчисленное множество врагов стреляет из бесчисленного множества стволов и покорно валится к ногам победителя. «Правдивая ложь». Может быть, неправильно перевели? Может быть, «True Lies» переводится как «Истинная ложь», ну, в смысле «стопудовая»? Или Шварцнегер очень мягкий и шарики об него не разбиваются? 
В лесу душно. Воздуха под маской катастрофически не хватает. Дышу как Дарт Вейдер. Пот заливает глаза. Но сидеть на месте нельзя. Позади по кустам еще щелкают шарики. Меня там уже нет. На коленках переползаю на более удобную позицию. Замечательная позиция. Я за кустами – кусты хорошая защита. Далеко не каждый шарик пролетает через кусты. Зато двое «ковбоев» в красных шейных платках на вершине царь – горы как на ладони. Успокаиваю дыхание, прицеливаюсь. Попал! Тут же на мой куст обрушивается град шариков... Никто не уйдет отсюда живым... Хорошо, что можно встать, сказать «Аут!» и, оттерев краску бумагой, с нетерпением ждать, когда хрупкая девушка Таня прикончит своего последнего противника. …А Шварцнегер обнаружил себя и давно убит. Это я теперь знаю точно. 
Солдаты!!! Вы пришли сюда жить!.. Жить полной жизнью, азартно и бескомпромиссно! Перед нами Враг!.. Он тоже пришел сюда жить!.. Так покажем ему, кто умеет жить лучше! Но Вы должны помнить!.. Маску не снимать! В упор не стрелять! 

Владимир Мезенцев
Ленинградская обл., пос. Морозовка, полигон. Июль 2005 г. 

Коментарии:

Рекомендуем заглянуть

Видео к просмотру

Все теги